Залив квартиры с крыши

Консультация юриста

Превью Согласно акту, составленному управляющей организацией, в ходе обследования квартиры установлено, что в результате повреждения кровли произошло затопление квартиры,

Требование истцаТребование истца

А- В.М., А-а Е.С., А- А.В.,  А- М.В. и А- И.М. в лице законного представителя А-а М.В. обратились в суд с иском к ответчику ГБУ Ж. г. Москвы о возмещении материального ущерба, причиненного заливом в размере 212 096 руб. 40 коп., расходов по оплате услуг  по оценке  в размере 10 000 руб., расходов на оплату услуг представителя в размере 30 000 руб., расходов по оплате услуг нотариуса по оформлению доверенности в размере 3060 руб.,  почтовых расходов по отправке телеграммы в размере 217 руб. 20 коп., компенсации морального вреда в размере 50 000 руб., расходов в сумме 4198 руб. 45 коп., оплаченные истцами в пользу ответчика по ЕПД в период с февраля 2017 г. по октябрь 2017 г. за фактически не произведенный ремонт и обслуживание жилой площади истцов, штраф в пользу потребителя, проценты за пользование чужими денежными средствами, начисляемые  с 18 сентября 2017 года на сумму долга в размере 212 096 руб. 40 коп. по день фактической уплаты суммы долга из размера ключевой ставки Банка России, действовавшей в соответствующие периоды,  а также, просили  обязать ответчика произвести ремонт кровли жилого дома, находящегося по адресу: г. Москва, ул. **, д.**., мотивировали свои требования тем, что истцы являются равнодолевыми собственниками (по 1/5 доли в праве собственности) квартиры, расположенной по адресу: г***, которая расположена на 5-м этаже жилого 5-ти этажного дома.

СобытиеФактические обстоятельства
по делу

  •  19 февраля 2017 г. в результате ненадлежащего состояния и содержания крыши (кровли) со стороны обслуживающей организации ГБУ Ж. произошел залив талыми водами трех комнат и кухни указанной квартиры.  Согласно отчету об оценке рыночной стоимости права требования на возмещение убытков ООО «Г.» общий размер ущерба от затопления данной квартиры составляет 212 096 руб. 40 коп.
  • 12 сентября 2017 года в адрес ответчика направлена досудебная претензия о возмещении причиненного ущерба, на которую 25 сентября 2017 года ответчик ответил отказом.
  • Как указывают истцы в своем иске, в результате повышенной влажности в квартире они неоднократно болели, неприглядный вид затопленной квартиры приводит к морально-нравственному дискомфорту, усиливается пожароопасная ситуация, что причиняет моральный ущерб, компенсацию которого истцы оценивают в 50 000 рублей.
  • За период с февраля 2017 года по октябрь 2017 года истцы понесли затраты за фактически не произведенный ремонт и обслуживание жилой площади в размере 4 198 руб. 45 коп. В связи с отказом ответчика компенсировать ущерб и прочие расходы, начиная с 18.09.2017 по дату фактической компенсации ущерба, на основании ст.395 ГК РФ подлежат начислению проценты. 

Выводы судаВыводы суда по делу

 Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для отмены и изменения обжалуемого решения не имеется, так как оно постановлено в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями законодательства.

  • В силу ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
  • Для наступления деликтной ответственности за причинение вреда необходимо наличие четырех условий: наступление вреда, противоправное поведение причинителя вреда, причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом, вина причинителя вреда.
  • Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.
  • В силу ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Применительно к правилам, предусмотренным настоящей главой, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Судом установлено и подтверждено материалами дела, что истцы являются равнодолевыми (по 1/5 доли  в праве собственности) собственниками квартиры № ***, расположенной по адресу: ***.

Согласно акту, составленному управляющей организацией ГБУ «Ж.» от 21 февраля 2017 года, в ходе обследования квартиры №*** по ***, в результате повреждения кровли, произошло затопление кв***, выявлены следующие повреждения: 1) ж/к S 15 кв.м на потолке, на обоях сухие следы протечек, расхождения обоев по стыку, на площади 2 кв.м, по декоративному плинтусу, отслоения штукатурного слоя, на площади 0,3 кв.м; 2) ж/к S 15 кв.м, на потолке, на обоях сухие следы протечек, на площади 3 кв.м, по декоративному плинтусу, сухие следы протечек, на площади 2 кв.м; 3) ж/к S 20 кв.м, на потолке, по декоративному плинтусу, сухие следы протечек на площади 1 кв.м, на стене, на обоях, сухие следы протечек, коробление обоев на площади 1,5 кв.м; 4) кухня S 8,5 кв.м., на потолке в/э, отслоение краски на площади 3 кв.м, на стене, на обоях расхождение по стыку на площади 3 кв.м. Ремонт кровли в зоне кв.31 будет производиться в весенне-летний период 2017 года.

В соответствии с отчетом №****-7 об оценке рыночной стоимости права требования на возмещение убытков, выполненного ООО «Г.», стоимость восстановительного ремонта без учета износа составляет 212 096 руб. 40 коп.

По состоянию на 04 апреля 2017 года в зоне квартиры №*** по **** в г. Москве произведен латочный ремонт кровли, что подтверждается актом ГБУ «Ж.».

12 сентября 2017 года истцами в адрес ответчика направлена претензия о возмещении материального ущерба,  морального вреда, перерасчета оплаты коммунальных услуг, требование о проведении ремонта кровли жилого  дома.

Письмом от 25.09.2017 ГБУ «Ж.» в удовлетворении претензии отказал.

 Разрешая исковые требования, суд оценив имеющиеся доказательства по делу, заключение ООО «Г.», представленное истцами, пришел к выводу о том, что факт залива квартиры, принадлежащей истцам, имевший место 19 февраля 2017 г., а так же виновность ответчика ГБУ Ж. г. Москвы  в данном заливе нашли свое подтверждение в ходе рассмотрения дела, в связи с чем  правомерно взыскал с  ГБУ Ж. г.Москвы в пользу истцов ущерб по 42 419 руб. 28 коп.  (1/5 от суммы ущерба) в пользу каждого из истцов.

Принимая заключение экспертизы ООО «Г.» в качестве допустимого доказательства, суд первой инстанции указал на то, что не усматривает оснований не доверять экспертизе ООО «Г.», поскольку она проведена на основании определения суда, с соблюдением установленного процессуального порядка, лицами, обладающими специальными познаниями для разрешения поставленных перед ним вопросов, экспертиза проведена полно и заключение экспертизы согласуется с другими исследованными судом доказательствами по делу.

Оснований для удовлетворения требований о взыскании процентов за пользования чужими денежными средствами предусмотренными ст. 395 ГКРФ, суд верно исходил из того, что между сторонами нет денежных обязательств.

Также суд обосновано не нашел оснований для взыскания с ответчика в пользу истцов  оплаченных за период с февраля 2017 года по октябрь 2017 года по единому платежному документу  денежных средств  за ремонт и обслуживание всего многоквартирного дома, поскольку указанные требования не основанные на законе.

В соответствии со ст. 15 Закона "О защите прав потребителей", моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от возмещения имущественного вреда. Компенсация морального вреда осуществляется вне зависимости от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Суд, учитывая конкретные обстоятельства дела, доказанность факта причинения ущерба в результате протечек по вине ответчика, повторяемость протечки, отсутствие активных действий со стороны ответчика, направленных на компенсацию ущерба и восстановление нарушенных прав истцов, счел необходимым взыскать с ответчика в пользу каждого из истцов в счет компенсации морального вреда по 15 000 руб. каждому.

Поскольку в добровольном порядке требования истцов ответчиком выполнены не были, суд, руководствуясь п. 6. ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей",  верно взыскал с ответчика в пользу истцов штраф в размере 50% от присужденной суммы в размере 80 000 руб., с учетом положения ст. 333 ГКРФ.

Отказывая в удовлетворении требований в части обязания ответчика произвести ремонт кровельного покрытия, суд верно исходил из того, что указанные требования ответчиком были выполнены, что подтверждается актами выполненных работ.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции.

При этом с доводами жалобы о необходимости возмещения ущерба с учетом износа, судебная коллегия находит несостоятельным по следующим основаниям. Согласно разъяснениям, содержащимся в п. п. 11, 12, 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" применяя статью 15 ГК РФ, следует учитывать, что по общему правилу лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Возмещение убытков в меньшем размере возможно в случаях, предусмотренных законом или договором в пределах, установленных гражданским законодательством (п. 11).

По делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу пункта 1 статьи 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (пункт 2 статьи 401 ГК РФ). По общему правилу лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (пункт 2 статьи 1064 ГК РФ). Бремя доказывания своей невиновности лежит на лице, нарушившем обязательство или причинившем вред. Вина в нарушении обязательства или в причинении вреда предполагается, пока не доказано обратное (п. 12).

При разрешении споров, связанных с возмещением убытков, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

Если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использованы новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчиком будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества.

Следует также учитывать, что уменьшение стоимости имущества истца по сравнению с его стоимостью до нарушения ответчиком обязательства или причинения им вреда является реальным ущербом даже в том случае, когда оно может непосредственно проявиться лишь при отчуждении этого имущества в будущем (например, утрата товарной стоимости автомобиля, поврежденного в результате дорожно-транспортного происшествия).

Поскольку ответчиком не представлено доказательств иного способа устранения последствий залива принадлежащей истцу квартиры, судебная коллегия приходит к выводу, что ущерб подлежит взысканию с ответчика в размере 212096 руб. 40 коп. без учета износа.

Довод жалобы о том, что необоснованно взыскан моральный вред, отклоняется судебной коллегией, поскольку отказом в выплате ущерба ответчик нарушил права истцов как потребителей, чем причинил истцам моральный вред. Выводы суда первой инстанции в этой части соответствуют требованиям ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей".

Источник: Единый портал судов общей юрисдикции г. Москвы

Судебная практика по заливу

person

Судебную практику для сайта анализировал практикующий юрист Александр Дудкин
Профиль ВКонтакте lawpraktik

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.
Представленная на сайте судебная практика не содержит полных копий судебных актов, редактирование исходных документов произведено только для удобства восприятия информации.